Публиченко Павел Андреевич / Pavel A. Publichenko
Наука и знание - лучшее средство от бедности и недоедания
Публиченко Павел Андреевич

Яндекс цитирования

Нанотехнологии и интересные разработки

Интервью с профессором Питером Добсоном, директором Бегбрукского Научного парка, основателем компании Оксоника

Peter Dobson

Питер Добсон (Peter Dobson) закончил Саутгэмптонский Университет (графство Гэмпшир, Великобритания) в 1965, там же защитил диссертацию в 1968 году. До назначения в 2002 году на должность административного директора Бегбрукского Научного Парка (Begbroke Science and Science Park) Питер Добсон преподавал физику в Имперском Колледже (Лондон) и Королевском Колледже Оксфордского Университета (профессор с 1996 года), с 1984 по 1988 работал в исследовательских лабораториях компании Филипс.

В 1999 профессор Добсон основал компанию Оксоника (Oxonica Plc), которая сейчас занимает лидирующую позицию в мировом производстве прозрачных солнцезащитных кремов и присадок для дизельного топлива. В 2000 года Добсон участвовал в создании Oxford Biosensors Ltd. На данный момент Питер Добсон входит в консультационные советы нескольких известных корпораций и нанотехнологических организаций и, кроме того, активно занимается исследовательской работой. Только за 2008 год им было опубликовано 7 научных статей в таких известных журналах как Applied Physics Letters, Nanotechnology, Journal of Colloid and Interface Science. Список научных интересов профессора Добсона очень широк и включает физику поверхности, физику тонких пленок, электронную дифракцию, физику и химию полупроводников и квантовых точек, биотехнологию, биосенсорику, нанооптику, наноэлектронику и многое другое. В 2005 году журнал Small Times назвал Питера Добсона Инноватором Года.

Мы познакомились с профессором в Москве на научно-практическом семинаре по коммерциализации нанотехнологий, организованном 2 октября 2008 года российским представительством международного издательства Elsevier совместно с Российской корпорацией нанотехнологий. На семинаре профессор Добсон представил доклад, в котором поделился опытом Оксофрдского Университета по внедрению перспективных технологий в производство, рассказал о некоторых созданных в Оксфорде компаниях, системе работы в Бегбрукском Научном парке и Бизнес-инкубаторе. Еще один представитель Оксфордского Университета, технический директор компании Hardide Plc Юрий Жук рассказал на семинаре о своем опыте внедрения нанотенологических разработок в бизнес-инкубаторе Бегбрукского Начного парка. Материалы семинара доступны на сайте Elsevier.

Несмотря на свою известность и высокую занятость профессор Добсон оказался очень открытым и общительным человеком. Именно таким, какими хотелось бы видеть руководителей наших российских бизнес-инкубаторов. Он с удовольствием ответил на наши вопросы, рассказал о научном парке и своих планах на будущее. Он также выразил надежду на дальнейшее российское-британской сотрудничество в области коммерциализации научных разработок, направленных на защиту и восстановление окружающей среды, и поделился желанием посетить Россию еще раз, посмотреть достопримечательности и освежить свои познания в русском языке, который он изучал в 60х годах прошлого века для своей научной работы.

Питер, нравится ли Вам  работать директором Бегбрукского Научного парка (Begbroke Business and Science Park)?

О да, мне очень нравится моя работа! На площадке научного парка работают 350 человек, все это люди из компании и университета. А в руководстве под моим началом всего семь человек, только лучшие из лучших. Кроме этого, у меня есть возможность заниматься научной работой.

Мне кажется, что эта работа идеальна для меня.

А с чем связана Ваша научная деятельность?

Главным образом, я занимаюсь нанотехнологиями. Кроме того, моя работа тесно связана с медициной и защитой окружающей среды.

И вы продолжаете публиковаться?

Да, у меня выходит около 4-5 научных статей в год. К сожалению, среди них достаточно мало публикаций о научном парке и коммерциализации научных разработок, но в моих планах опубликовать несколько статей на эту тему в ближайшее время.

В России сейчас тоже активно создаются научные парки и бизнес-инкубаторы, нам хотелось бы организовать управление такими структурами наилучшим образом. Какие личные качества, опыт и образование на Ваш взгляд должен иметь директор научного парка?

Я полагаю, вам необходим человек, который имел бы опыт работы как на производстве, так и в научной сфере. Самое главное - это именно практический опыт. Сейчас я пытаюсь найти себе замену. И непосредственно столкнулся с реальной нехваткой людей, способных занять подобную должность. Поэтому люди, прошедшие в нашем научном парке подготовку по созданию инновационных предприятий и внедрению научных разработок в производство, сейчас пользуются большим спросом.

В России обычно говорят, что невозможно из исследователя сделать бизнесмена.

Я думаю, что в Великобритании дело обстоит точно так же. Когда мы начинаем компанию, первое что мы делаем – это ищем человека на роль управляющего директора (СЕО). Такой поиск занимает обычно от трех до шести месяцев. Как правило, первые полгода такой директор работает бесплатно, взамен получая долю акционерного капитала. Если мы находим подходящего человека, это означает, что нет необходимости учить сотрудника академического института становиться бизнесменом, и он способен мыслить и действовать как бизнесмен, тогда в дальнейшем он будет успешно работать на себя. Мы никак не стимулируем желания исследователей или преподавателей становиться управленцами. Хотя очень часто постдоки сами приходят в компании, чтобы продолжить там свою карьеру, занимая как исследовательские, так и административные должности.

Проходили ли в вашем Научном парке подготовку какие-либо выходцы из России? Возможно, кто-то участвовал в создании компаний на вашей площадке.

Русские люди у нас встречаются. Вы уже знакомы с Юрием Жук. Мы его не обучали. Он появился в научном парке почти одновременно со мной.

Еще один русский, один из моих постдоков Олег Салата, создал компанию Opsys. Она выросла до 20 человек и после этого была приобретена компанией Cambridge Display Technology. Олег покинул компанию, но он по-прежнему в Британии, работает в той же сфере, занимается научными исследованиями. Сейчас он подумывает о том, чтобы начать новый проект или присоединиться к растущей компании. Вообще, в университетах Соединенного Королевства работает много русских.

А у Вас не возникает желания открыть какую-нибудь новую компанию или несколько?

Возникает. Недавно с одним из моих сотрудников мы почти запустили компанию по производству рентгеновских микроскопов. Кроме того, я помогаю молодым людям, которые хотят начать бизнес, связанный с венчурным инвестированием. Мне до сих пор очень нравится помогать в организациях компаний любого рода.

А существуют ли у Научного парка какие-либо специальные возможности сотрудничества с венчурными компаниями?

Да. Две самые быстрорастущие компании, созданные в нашем Научном парке, были основаны исследователями из Оксфордовского Университета и профинансированы группой венчурных компаний IP Group. Эта венчурная группа была создана моим другом, Дэвидом Норвудом (David Norwood, в настоящее время директор по специальным проектам в IP Group plc, Международный Гроссмейстер 1988), который был чемпионом Великобритании по шахматам и капитаном сборной. Я думаю, что именно шахматный опыт побудил его заняться венчурными инвестициями.

Да, шахматисты часто занимаются бизнесом и преуспевают в нем...

Точно.

Приносит ли Научный парк какую-то прибыль или он существует только за счет благотворительности и государственного обеспечения?

И то, и другое. Научный парк состоит из двух частей: коммерческой и университетской. Коммерческая часть парка приносит прибыль. Площадка заполнена на сто процентов. У нас даже существует очередь из компаний, желающих попасть на нашу площадку, что позволяет устанавливать оптимальную арендную плату, и, таким образом, ведёт к появлению прибыли. Хотя, конечно, научный парк создавался не ради получения прибыли. И поэтому мы вкладываем все полученные деньги в улучшение нашей материальной базы.

В то же время университетская часть научного парка опирается на государственные проекты и благотворительность. Мы поддерживаем некоторые не приносящие дохода предприятия Научного парка за счёт прибыли с доходных. Таким образом, нам удалось улучшить систему питания, переговорные и некоторые другие сервисы, которыми пользуются как работники компаний, так и сотрудники университета.

Таким образом, в связи с возникновением очереди вы планируете расширение площадки?

Да, в ближайшие три года мы планируем отстроить 9 тысяч квадратных метров лабораторий и офисного пространства. Кроме того, нам нужно построить новую дорогу к Научному парку: множество людей хотят попасть в Бегбрук. Сейчас я ищу средства на строительство дороги, вероятно, это будет заем у университета.

Каков послужной список людей, которых вы обучали? В своем докладе на семинаре по коммерциализации нанотехнологий вы упомянули 17 человек, прошедших обучение в Научном парке. Чем они занимались до этого?

В большинстве своем эти люди были научными сотрудниками. Один человек пришел к нам из компьютерной отрасли, другая была лектором в университете. Еще один прошел курс МБА, но ему не понравился уровень опыта, приобретенного там, и он решил получить реальную практику у нас. Все остальные были кандидатами наук или постдоками.

То есть, они все молоды, и средний возраст…

В среднем около 26 лет.

Многообещающие молодые люди.

Да. Все они, кроме того, очень целеустремленные.

Есть ли у вас в научном парке какие-либо спецкурсы по нанотехнологиям, которые бы смогли посещать русские исследователи или бизнесмены? Я имею в виду не общие курсы по материаловедению, а что-то наподобие MBA, но в сфере нанотехнологий.

Мы не занимаемся ТОЛЬКО нанотехнологиями. У нас есть курсы, охватывающие все области технологий. И мы стараемся дать людям больше практического опыта, чем предусмотрено программой МБА. У нас можно приобрести практические навыки презентации проекта, написания бизнес-плана и т.д. Таким образом, мы позволяем получить именно практический опыт. Мы активно привлекаем к преподаванию директоров и финансовых менеджеров из компаний разнообразных направлений, т.е. людей, которые недавно преодолели те же проблемы, с которыми придется столкнуться нашим ученикам. Их опыт для нас очень полезен.

Да, безусловно. К сожалению, в России подобных курсов не существует. Только образование, нацеленное на подготовку научных сотрудников либо изучение теоретических основ бизнеса.

Кроме этого, в России существует еще одна проблема, связанная с коммерциализацией технологий. Когда потенциальные инвесторы хотят получить информацию о проекте, они сталкиваются с очень высоким уровнем информационной защиты, как со стороны научных сотрудников-изобретателей, так и со стороны небольших компаний. Исследователи, как правило, не понимают, что подобная информация необходима для привлечения финансирования. Как с этим в Великобритании?

В Великобритании существует такая же проблема. Больше всего исследователи не любят, когда им говорят, что в их идеях нет ничего особенного, поэтому они боятся рассказывать о них.

Продолжаете ли Вы работать в Оксонике? Например, в совете директоров?

Нет, сейчас я в Оксонике только консультант. Я очень занят на моей основной работе, поэтому участвовать в совете директоров было бы весьма затруднительно. Помимо работы в Научном парке я состою в консультационном совете семи компаний, некоторые из которых расположены на нашей площадке.

А кто-нибудь из основателей Оксоники еще работает в компании?

Соучредитель Оксоники сейчас тоже в другом месте. Он покинул проект около 18 месяцев назад и возглавляет сейчас энергетический отдел одной новой компании, также созданной в стенах Оксфордского университета.

В Оксонике осталось всего несколько человек, которые работали там с самого начала. Если быть, точнее таких людей четверо. Нынешний генеральный директор Кевин Мэтьюс (Kevin Matthews) присоединился к нам, когда Оксонике было около 18 месяцев. Он продолжает работать в компании. Кстати, он стал председателем Knowledge Transfer Network (британская организация, основной целью которой является поддержка внедрения в производство новейших технологий, нивелирующих отрицательное влияние человечества на окружающую среду), которая, насколько я знаю, будет тесно сотрудничать с Российской Корпорацией Нанотехнологий.

Сколько человек сейчас работает в Оксонике?

Около сорока. 23 человека в США и 17 в Великобритании (но эти цифры очень приблизительные).

Насколько я знаю, Оксоника собирается выходить на российский рынок. Были ли уже заключены какие-либо предварительные соглашения?

Да, конечно. Я не могу сказать точно, какие именно, но они связаны с продажей присадок для дизельного топлива. Я думаю, они собираются привлечь русскоговорящего специалиста для продвижения своего продукта на российский рынок.

Суд разрешил Оксонике подать апелляцию

13 октября Thomson Financial News сообщило, что Оксоника получила разрешение Верховного суда Великобритании подать апелляцию на последнее решение по вопросу лицензии на производство EnviroxTM (от 5 сентября 2008 года).

В ближайшее время ожидаются новые слушанья по данному вопросу.

Источник: http://www.iii.co.uk

И, напоследок, не очень приятный вопрос. Как повлияло решение суда по поводу лицензии на EnviroxTM на деятельность Оксоники?

Эта ситуация серьезно повлияла на Оксонику. Лично я не считаю, что суд принял верное решение. Я надеюсь, компания найдет способ справиться с ситуацией. Но я считаю (и я высказал свое мнение директору Оксоники), что лучший выход – это договориться с Neuftec. Я достаточно хорошо знаю господина Хазарика (Ronen Hazarika, один из основателей компании Neuftec). И полагаю, что обе компании могут потратить крупные суммы на адвокатов. Но я бы хотел, чтобы они как можно скорее пришли к согласию, и потом, возможно, наладили бы совместное производство добавок серии Envirox.

Это мое личное мнение, оно не отражает взглядов руководства Оксоники.

Я могу представить себе ситуацию и с позиции Neuftec. Но следует отметить, что все технические усовершенствования, внесенные в патенты Neuftec, были сделаны сотрудниками Оксоники. Я думаю, что суд был введен в заблуждение. Наилучшим решением для обеих компаний было бы работать вместе, не тратя время на судебные тяжбы.

Могли бы Вы посоветовать что-нибудь российским инвесторам, желающих вкладывать деньги в высокие технологии?

Да. Главное, быть очень осторожными и вкладывать в то, что действительно будет пользоваться спросом на рынке. Не надо инвестировать в технологию. Инвестируйте в спрос. И смотрите на команду. Спросите себя, смогут ли эти люди работать в команде или нет.

Наверное, это не тот ответ, который вы ожидали услышать от ученого. Но мой опыт говорит, что самым важным критерием является уверенность в том, что продукт будет пользоваться спросом, а люди, создающие его, будут готовы поставлять его на рынок.

Интервью подготовила Наталья Журавлева, ведущий аналитик по нанотехнологиям ИАА Инвестика. Специально для портала nanonewsnet.ru nanonewsnet.ru

Предыдущая 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 »» 8 Следующая

В начало

© 2008—2012 «Публиченко Павел Андреевич» E-mail: О сайте