Публиченко Павел Андреевич / Pavel A. Publichenko
Наука и знание - лучшее средство от бедности и недоедания
Публиченко Павел Андреевич

Яндекс цитирования

Нанотехнологии и интересные разработки

Дубна — космосу: 50 лет назад и сегодня

25–26 апреля 2011 года в Доме международных совещаний Объединённого института ядерных исследований в Дубне проводится круглый стол, посвященный 50-летию первого полёта человека в космос. Его тема — «Актуальные вопросы радиационной безопасности длительных космических полётов». Организатором встречи ученых выступила Лаборатория радиационной биологии ОИЯИ совместно с рядом других институтов.

Работы по моделированию биологического действия космических видов излучений проводятся на ускорителях Объединенного института ядерных исследований более 50 лет. Первый ускоритель ОИЯИ — синхроциклотрон сыграл выдающуюся роль в решении вопросов обеспечения радиационной безопасности первых пилотируемых космических полётов.

Участников круглого стола приветствует летчик-космонавт РФ Герой России Сергей Авдеев. Слева — профессор Евгений Красавин и профессор Рихард Ледницки. Справа — академик РАН Владимир Кадышевский и профессор Юрий Григорьев

После того, как был запущен первый искусственный спутник Земли, стало ясно, какой сложный, многокомпонентный состав имеет космическое излучение. Прежде всего там представлены протоны высоких энергий, — рассказывает директор Лаборатории радиационной биологии ОИЯИ профессор Евгений Красавин. — Энергия протонов космического происхождения достигает огромных величин, но наиболее представлены протоны с энергией порядка 600 МэВ. Когда Сергей Павлович Королев планировал первые пилотируемые космические полеты, конечно, необходимо было изучить, каким образом будут воздействовать протоны с такой энергией на организм человека. Взоры специалистов естественно обратились в сторону Дубны, поскольку здесь в тот период успешно функционировал ускоритель протонов — синхроциклотрон на энергию 660 МэВ. В Дубне провели широкомасштабные эксперименты на различных биологических объектах, которые позволили получить данные о повреждающем действии протонов таких энергий на эти объекты. Были выработаны соответствующие меры, и это позволило успешно осуществить первые пилотируемые космические полеты. Объединенный институт имеет полное право на активное празднование 50-летия первого полета человека в космос, поскольку причастен к реализации первых космических программ, в том числе — и полета Юрия Гагарина.

Профессор Юрий Григорьев, доктор медицинских наук, лауреат Государственной премии СССР, стоял у истоков этих исследований в ОИЯИ. В течение десяти лет он был ответственным за радиационную безопасность космических полетов, членом правительственной комиссии. Ныне возглавляет Российский национальный комитет по защите от неионизирующих излучений, член консультативного Комитета Всемирной организации здравоохранения по международной программе «Электромагнитные поля и здоровье человека». Человек с легендарной судьбой — участник войны, участник и один из руководителей ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (минутой молчания, по предложеиию Ю.Г.Григорьева, почтили участники круглого стола в Дубне память погибших в Чернобыле). Под его научным руководством защищены 67 докторских и кандидатских диссертаций, председатель оргкомитета круглого стола профессор Е.А.Красавин также один из его учеников.

Пройден большой путь, — отмечает профессор Григорьев. — Мы провели огромные работы, прежде всего в Объединенном институте ядерных исследований, потому что здесь были ускорители. Имеем много публикаций и, что очень важно как результат, — мы оценили опасность и создали нормативы для космонавтов, для кратковременных и, особенно, для длительных космических полетов. Фактически эти нормативы действуют до сих пор.

Юрий Григорьевич рассказал еще об одном уникальном эксперименте, описанном в книге, которую авторы привезли в Дубну и вручили коллегам:

Лет 35 назад возник вопрос о полете к Марсу, его поставил еще Сергей Павлович Королев. И мы организовали т.н. хронический эксперимент: под Москвой, на Планерной были созданы установки, под каждой из которых действовал радиоактивный излучатель. На каждую установку по 6 собак, всего было 240 собак — представляете, какой размер площадки? Эти собаки облучались у нас три и шесть лет, ежедневно, круглосуточно. Затем мы за ними наблюдали вплоть до их гибели. Получили очень интересные данные. Мы удачно избрали три диапазона излучения: большой диапазон, который явно вызовет реакцию; другой диапазон, который то ли вызовет реакцию, то ли нет; третий — который не вызовет. Так и вышло: мы получили патологию при первом диапазоне, 50:50 во втором, в основном компенсаторные реакции, и ничего не получили в третьем. Этот эксперимент (никто в мире подобные исследования не проводил, это я знаю достоверно — побывал во многих организациях в разных странах) дал нам возможность определить допустимые нормы для космонавтов с учетом длительности облучения до 6 лет.

Участников круглого стола в Дубне приветствовали вице-директор ОИЯИ профессор Рихард Ледницки, научный руководитель ОИЯИ академик РАН Владимир Кадышевский, директор НИИ ядерной физики МГУ профессор Михаил Панасюк, известный российский физиолог, академик РАН Михаил Островский, летчик-космонавт Российской Федерации, Герой России Сергей Авдеев.

На пленарном заседании.

Сергей Васильевич, на круглом столе Вас назвали большим другом Объединенного института ядерных исследований. Можете конкретизировать это определение?

Дружба эта многоплановая. Я сам закончил МИФИ — Московский инженерно-физический институт, работал после этого в области астрофизики, на автоматических спутниках. И плавно перешел к пилотируемым полетам. В этом здании, в этом же зале в Дубне я в первый раз присутствовал на такой же конференции по радиационной безопасности еще до моего первого космического полета в 1992 году, когда готовился к нему. Совершил три космических старта, работал в экспедициях на станции «Мир», в общей сложности проработал в космосе два с небольшим года — если чуть округлить, 748 суток. Поэтому могу с уверенностью сказать, что именно вопрос радиационной безопасности космических полетов является наиболее острым, и не до конца понятно, как его решать. При дальнейшем освоении космического пространства (я имею в виду длительные полеты за пределы нашего спутника и освоение нашего спутника — Луны) остаются некие знаки вопроса. Те события, которые происходят у нас на Земле в последнее время, связанные с радиационной безопасностью вообще, подчеркивают, насколько это важно, насколько это сложно, насколько это небезопасно, — если не контролировать надежно «мирный атом». Что касается космической тематики, ее мы можем только изучать, но не влиять. Мы можем только предположить какие-то способы защиты — нынешняя встреча в Дубне, научные доклады, которые здесь будут сделаны, думаю, помогут сложить некую общую картину того, что происходит в этом вопросе.

В ходе пленарных заседаний обсуждаются:

  • вопросы моделирования действия тяжёлых заряженных частиц космического происхождения на биологические объекты (молекулярный, клеточный, тканевой и организменный уровни);
  • радиационные и радиобиологические аспекты длительных пилотируемых космических полётов;
  • вопросы обеспечения радиационной безопасности длительных космических полётов.

Доклады по этой тематике представлены от Объединенного института ядерных исследований, Федерального медицинского биофизического центра имени А.И.Бурназяна, Института медико-биологических проблем РАН, Института космических исследований РАН, НИИЦ радиационной безопасности космических объектов, Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова и НИИ ядерной физики МГУ, Института биохимической физики РАН, Института химической физики РАН. Молодые ученые и специалисты могут показать свои работы на стендах.

— Для Объединенного института ядерных исследований, судя по тому интересу, который вызвал круглый стол в Дубне, космическая тематика и сегодня актуальна?

— С развитием ускорительной базы ОИЯИ мы получаем новые возможности для проведения этих исследований, — отвечает на этот вопрос директор Лаборатории радиационной биологии профессор Евгений Красавин. — Сегодня в нашей лаборатории продолжаются работы по изучению воздействия более тяжелых заряженных частиц, т.н. многозарядных ионов, которые исходят из глубин Галактики в открытом космосе. Поскольку человечество планирует пилотируемые полеты к Марсу, другим планетам, планирует постоянное проживание на Луне, необходимо изучать, как же воздействуют эти виды излучения на биологические объекты. Прекрасные возможности для таких экспериментов создает модернизированный ускоритель в Лаборатории физики высоких энергий — Нуклотрон-М. Энергетический спектр частиц, получаемых на этом ускорителе, позволяет моделировать радиационное воздействие галактического космического излучения. И мы ожидаем успешной реализации проекта NICA: если на комплексе NICA будет построен бустер на энергию частиц до 600 МэВ/нуклон, появятся просто идеальные условия для наших исследований. Как и полвека назад, ОИЯИ остается уникальным международным научным центром, который, безусловно, будет оказывать важное содействие в реализации космической программы по пилотируемым межпланетным полетам.

Новости ОЭЗ «Дубна»

Фото Елены Пузыниной.

Предыдущая 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 »» 8 Следующая

В начало

© 2008—2012 «Публиченко Павел Андреевич» E-mail: О сайте